Карисса (karissa8n) wrote,
Карисса
karissa8n

Categories:

Часть вторая.


Часть вторая. Первые недели в Хогвартсе.

 

«Стальные стрелки взведены, добавлен спирт в настой..» (с)

 

- Повезло, - сказала я еще ночью, увидев расписание.

Первый урок – Зельеварение со Слизерином у их декана. Ну ладно, заодно увижу кузину.

Песец копошился у меня на тумбочке. Полдевятого, пора вставать. После ночных похождений младший курс с трудом продирал глаза. Я взялась за составление списка, заодно стараясь по максимуму всех запомнить. Дверь открылась, в нашу комнату вошла девушка со среднего курса, Патриция.

- С добрым утром, так, у вас скоро зелья, ничего не забудьте. Ингредиенты мы вам уже приготовили, сундучок в гостиной. Да, и еще одно…

Палочка направлена на меня:

- Amata Sententia, Рональд Фревин. Это чтобы вы лучше запомнили, как зовут нашего декана.

Ну вот, следующие пятнадцать минут Гриффиндор валялся от каждой моей фразы. Те, кто не присутствовал при наложении на меня хулиганки, впадали в ступор от предложений, типа: "Напомни мне, пожалуйста, как твоя фамилия, Рональд Фревин". Декан наверняка икал, уж очень часто я его поминала. Зато все запомнили имя, факт.

 

* * *

 

В подземелья к профессору Снейпу мы спустились, нагруженные ингредиентами, котлами и всем сопутствующим. На уроке ждал сюрприз – варить мы должны были зелье Эйфории. Проблема заключалась в том, что ингредиентов для него не было в списке, прилагающемся к письму из Хогвартса. Подумав нехорошее про профессора, который вкратце рассказал нам про стадии алхимического делания и куда-то скрылся, я попросила необходимое у Кэсс.

Это была наша первая встреча с кузиной после распределения по факультетам. Сложно это объяснить, но мне показалось, будто Кэсс не такая, как обычно. Более зажатая, неразговорчивая, отстраненная…

Надо сказать, что первый урок в Хогвартсе существенно поколебал мою уверенность в своих способностях. Да, на зимних каникулах я варила эту проклятую Эйфорию много раз и очень удачно, но первый блин был таким комом.. Во-первых, она закипела. Во-вторых, никакой шапки не поднялось. В-третьих, водой и кофе нас обеспечил Слизерин, но вот специи мы добавили те, что у нас были в наличии. Эйфория, приправленная жилами дракона и львиными когтями, пахла так, что пробовать я не решилась. Вернувшийся профессор Снейп сунул нос в мой котел, скривился и высказал все, что думает об этом вареве. Но баллов не снял, это радовало.

 

* * *

 

Младший курс старательно ходил на все занятия, запоминал расположение кабинетов и имена преподавателей. История и Теория магии показались мне скучными, особенно теория – в отличие от кузин, я никогда не увлекалась Таро. На Травологии было интересно, на уходе за Магическими Животными – очень интересно. Трансфигурация показалась сложной, но зато профессор Фревин придумал отличную вещь – "невыполнимые" задания. Эти самые задания развлекали студентов весь семестр: кому-то надо было полетать в кабинете у профессора Снейпа на метле, кому-то – наложить хулиганские чары на преподавателя… Свою "невыполнимку" я так и не сделала – не было желания устраивать для слизеринцев прием в гриффиндорской гостиной.

Мы с Ригель подружились со Сталкером и проводили вместе почти все свободное время. Кажется, Ри настолько настроилась учиться с сестрой, что тяжело воспринимала Рейвенкло. Хотя, как мне показалось, на Слизерине ей было бы очень не по себе. А вот Гриффиндор ей понравился и Ри часто бывала в нашей гостиной. Сталкер же нашел себе приключений – его "невыполнимкой" было научиться летать без помощи метлы. Он рассказал нам, что хочет выполнить это задание с помощью одной из Великих Трав – Тирлича. Но для этого ему надо было выкопать корень этого растения ночью в Запретном Лесу, причем в какое-то определенное время.

Кэсс я почти не видела, а когда встречала ее в коридорах школы  и подходила узнать как ее дела, да и просто поговорить, кузина разговаривала со мной таким отстраненным и холодным тоном, что мне все это надоело. Добила она меня сказанной перед ужином фразой: "Приятного аппетита, мисс Эскор". Не имея никакого желания уточнять, давно ли мы с ней на "вы" и по фамилии, я просто ушла. Теплым отношениям не способствовало еще и поведение слизеринцев в целом. Я не могла понять, почему так происходит – мы с Рейвенкло и Хаффлпаффом могли закидать друг друга хулиганкой, но это воспринималась всеми сторонами как веселая шутка. Да и из гостиной Гриффиндора очень часто ученики выходили аплодируя, повторяя "няка-няка" в конце каждого предложения или говоря без умолку. Но вот слизеринцы умудрялись накладывать хулиганку, откровенно гадя остальным ученикам, например, не давая домыть посуду после Зелий. Одна из младшекурсниц сразила меня наповал, наложив Амата Сентенцию "Моя мать – гриффиндорка". Очевидно, это казалось ей потрясающим оскорблением. Нет, с этими людьми я определенно не горела желанием общаться.

 

* * *

 

Небольшой оттепелью в наших внутрисемейных отношениях стал первый факультатив у профессора Люпина. Увидев на доске объявлений, что в 21-00 профессор ждет всех желающих на дополнительные занятия, мы с Ри нашли ее декана и сказали, что тоже хотим, хотя еще ни одного занятия по ЗОТС у нас еще не было. Люпин уверил нас, что это не проблема и увел с собой на площадку за школой. Там же была и Кэсс, и вот тут-то мы показали всем, что значит семейная сплоченность! Только к нашей боевой тройке профессор не смог подкрасться сзади, мы были настороже. Побегав часов до десяти, мы разошлись по гостиным, договорившись продолжить факультатив после одиннадцати, и вот ночью-то и началось самое интересное – Люпин водил нас в Запретный лес, а потом мы играли в игру: "Захвати факультетские гостиные". Забавно было, когда мы засели в засаде у входа в гостиную Рейвенкло, пережидая столпотворение профессуры в коридоре, и тут из синей гостиной вышла девушка и застыла на пороге, узрев темные тени. Рейвенкловский декан успокаивающе помахал своей студентке, девушка сказала что-то вроде: «А, ну понятно» и ушла. Факультативы по ЗОТС чуть не стали моим любимым предметом.

 

* * *

 

Одним из самых запоминающихся занятий была лекция Теодора Малфоя о непростительных заклятиях. Я честно исписала два свитка, потому что понимала – в этих знаниях – наша сила. Можно попасться на удочку не поняв, что это за странный хват палочки. Но то, как это все выглядит и что еще только занесенную для первых двух непростительных руку нападающего можно сбить – бесценное знание. Мистер Малфой сухо излагал факты, но что-то в его интонациях было такое.. Как будто он говорил это младшекурсникам для того, чтобы они никогда этого не делали. Говорил и про испорченную душу, и про откаты, а мне подумалось – ведь может быть так, что кто-то из моих одногодок через несколько лет будет знать о непростительных не понаслышке. И отнюдь не в роли жертвы.

Следующим же занятием после той лекции была ЗОТС, и профессор Люпин схватился за голову, когда услышал ответ на свой вопрос – что же рассказывал нам мистер Малфой.

С зельеварением я, благодаря подсказке Эры, поступила просто – в день, когда у нас было занятие, вылавливала в подземельях профессора Снейпа и спрашивала, что варим. Больше накладок с ингредиентами не было.

А еще у меня появилась любовь, и звали ее – Чары. Любовь эта была с признаками мазохизма, потому что я слышала от профессора Будстоуна, что у меня проблемы с координацией, я путаю право и лево, но это еще ладно – я путаю направление часовой стрелки, что Инкарцеро у меня не получится никогда и т.д. и т.п. Я гневно сверкала глазами на профессора и, стиснув зубы, в сотый раз становилась в стойку. Мне это нравиться и я это сделаю.

Нашлось также и то, на что мне лучше всего было смотреть со стороны – квиддич. Допустим, на метле я удержусь, но и только. Природная анти-меткость закрывала мне дорогу как к загонщикам, так и к охотникам. Патологическая неспособность поймать вообще что-либо исключала роль ловца. Боязнь летящих в меня предметов – вратарь тоже не мое призвание. Оставалось стоять на трибуне и смотреть на проносящихся по воздуху игроков, чтобы хотя бы не портить игру факультету. Только один раз мы с Ригель практически участвовали в игре – были операторами снитча. Золотой мяч после круга над полем прилетал в руки то ко мне, то к кузине, а мы выпускали его обратно, осторожно держа в ладонях и стараясь не помять тонкие сверкающие крылья.

 

* * *

 

Наверное самое лучшее время в Хогвартсе – это вечер. Тяжелые сумки с книгами, свитками, перьями, принадлежностями для зельеварения можно оставить в спальне и пойти на квиддич, а потом в Хогсмид, или остаться в Школе и делать домашнее задание в гостиной.

Иногда, совсем поздним вечером, Дайрин брала в руки лютню и пела. От кого-то из старших я услышала слова, запавшие в душу: «Пока в гостиной Гриффиндора звучит лютня, в сердце факультета горит огонь». В окружении багряных драпировок, теплого света свечей, прислушиваясь к разговорам учеников и мягкому смеху декана, я чувствовала себя.. не дома, конечно, но уверено и спокойно. В сентябре и начале октября в Школе вообще было спокойно.


Tags: ХС
Subscribe

  • Баллада о герое

    Оригинал взят у hyyudu в Ну наконец-то! Я просто оставлю это здесь. Первый опыт кучки любителей в плане сделать офигенно. По-моему,…

  • Фото с эльфийского вечера

    Кажется, я вытянула все, что можно было вытянуть при таком освещении ) Фотографий мало, ибо было невозможно разорваться на много маленьких Карисс ))…

  • Шалость удалась!

    Оригинал взят у meg_fyfield в Шалость удалась! 63 портрета. Целая жизнь в них. Смешные, корявые, глупые, непропорциональные, но я тогда…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments