Карисса (karissa8n) wrote,
Карисса
karissa8n

Categories:

Часть третья.


Часть третья. Огни Холодного Самайна.

 

«Там светло, как будто в Холмах пожар.

Разве я не вправе тебя держать?...» (с)

 

К концу октября в Школе стало неуютно. Было ощущение приближения чего-то очень плохого. Прямо у ворот появлялись упыри, повесили объявление о том, что надо остерегаться вампиров. По ночам из коридоров слышались крики и боевые заклятия, старосты уходили вечером на дежурство, а возвращались под утро, бледные и уставшие. Говорили что в Хогсмиде твориться что-то жуткое – некроманты, темные ритуалы, нежить, высшие вампиры. Приближалось время Самайна.

С Кассиопеей мы к тому времени уже просто не разговаривали, во время очередной встречи в коридоре мы с ней наговорили друг другу кучу приятностей, я обвинила ее в пафосе, она меня – в зависти, на том и разошлись. Перенеся всю свою тягу к родственному общению на Ригель, я почти все свободное время днем проводила в башне Рейвенкло.

К Самайну надо было подготовить Тыквоголового Джека, что традиционно считалось делом младшего курса. Тыкву уже вырастили под руководством профессора Граббли-Дерг, а вот тела для него не было. С помощью найденных у замка сучьев, куска ткани и лент Гриффиндор, Рейвенкло и Хаффлпафф сотворили нечто. Ри сделала для господина Джека бумажный цилиндр, я в припадке вдохновения приколола булавками к его груди лист пергамента и написала на нем «Инсендио Ультима». Осталось только закрепить на нем тыкву-голову и необходимый атрибут Самайна был готов.

Незадолго до Самайна в Школе проводились Хогвартские маневры. Чтобы понять, насколько ученики и педсостав Хогвартса способны защитить Школу в случае чего, директор Мортимер устроил небольшую ролевую игру. Собственно, эти маневры были весьма приближены к реальности – младший и часть среднего курса сидели по гостиным с наказом не высовываться, старший пытался класть упырей, вампиров и УПСов. «Просо, Темный Лорд» - это было что-то. Наша Сара Салливан играла вампира, а защитники все никак не могли ее сложить. Лучше всего действовали «жители Хогсмида», которые прятались в Большом Зале. Они сразу же рассредоточились по углам и взяли друг друга под прицел палочек. Ох, и сказал же нам директор много «хорошего» после этих маневров.

 

* * *

 

- А я еще померяю вот эту маску!

- Ой, платье помялось…

- Так, где моя косметичка, только что тут была!

В нашей спальне готовились к балу. Я пыталась одновременно досушить волосы и модернизировать свою маску – отломать от нее ручку и приделать завязки. Песец нагло лез ко мне на колени, требуя внимания.

Предстоящий бал вызывал смешанные чувства – с одной стороны я очень люблю танцевать, и очень хотела отпраздновать Самайн в Хогвартсе. С другой – старший и средний курс недвусмысленно намекали, что во время бала может случиться все, что угодно, и это была не дань гриффиндорской паранойе. Вот так и идешь на праздник – набив карманы просом от упырей и приготовившись отдать любимые серьги сидам.

Так случилось, что гриффиндорцы пришли в праздничный зал первыми. В общей нервной обстановке сидеть по углам совсем не хотелось, и мы пошли танцевать. Через какое-то время подтянулись студенты других факультетов, практически неузнаваемые под масками. Ну уж Ри и Сталкера я узнала сразу. По залу ходили греческие боги, как потом выяснилось, средний и старший Рейвенкло. На улицах Хогсмида толпились люди, чувствовалось ожидание чего-то.

- Не заговаривай этой ночью с профессором Фревином! – тихо сказала мне девушка в маске.

- Почему? – так же тихо спросила я, одновременно пытаясь понять, кто передо мной.

- А он на Самайн и Бельтайн становится сидом, - девушка исчезла в толпе.

- Прекрасно.., - я уже ничему не удивлялась.

Кассиопеи не было. Эта мысль внезапно настигла меня и уже не отпускала. Это было странно, тем более, что еще дома они с Ригель готовились к балу, придумывали платья и маски. Еще более странно при том, что кое-кто из младшего Слизерина все же был узнаваем. Что же за дела не дали кузине прийти? А точно ли я хочу это знать?... По залу в воздушном девятиминутном вальсе кружились пары.

Удивительно, но после бала мы добрались до Хогвартса относительно спокойно. В Большом Зале состоялось торжественное сожжение Джека, который упорно не хотел сжигаться. Однако Феникс победил и «Инсендио Ультима» было явлено во всей красе. В хороводе лиц вокруг пылающего чучела я наконец таки увидела Кассиопею. В какой-то момент толпа вынесла нас с кузинами друг к другу. Кэсс подала мне бокал с шампанским.

- Там нет никаких зелий, - она улыбалась, но глаза были совсем не веселыми.

- Хочется надеяться, - бокал перешел к Ри, круговая чаша, тоже мне…

- Давайте не ссориться, ладно? Мы же сестры. Помните, что бабушка говорила – кровь важнее факультета.

- Да кто ссорится-то?! – Ри пожала плечами.

- Это хорошая идея, - я улыбнулась сестрам и мы обнялись.

- Завтра увидимся! – мы разбежались по гостиным. Похоже в первый раз за все это время у меня было легко на сердце.

 

* * *

 

Ночь выдалась страшной и очень холодной. Ледяной Самайн пробрался в Хогвартс и вымораживал все – спальни, гостиные, коридоры. Уставшие, замерзшие авроры и драконологи, патрулировавшие Школу, приходили к нам отогреваться. В Хогсмиде происходило что-то совсем жуткое, некромант Морган как будто набрался сил и теперь выпускал на улицы деревни мерзких созданий.

Через какое-то время стало ясно, что авроры не справляются. Нужен был Светлый ритуал в противовес тому, что творили темные силы.

Наверное, это была самая странная ночь в моей жизни – бал, постоянная нервозность, выхватывание палочки на каждый стук в дверь (да что ж я сделаю со своей Симплой-то??), и вот – Большой Зал, освещенный десятками свечей. Латинские слова молитвы летят к потолку, их произносят с надеждой и верой. Добро победит, по-другому и быть не может. Пожалуй, мы сделали что-то очень важное той ночью.

У гриффиндорцев было и личное развлечение – декан-сид. В ночь Самайна Гриффиндор получил тысячу баллов за угощение сида молоком (жаль – баллы утром развеялись), Шарлотта до утра лишилась мозга, что, впрочем, ее не очень огорчило. Уже под утро мы вспомнили, что учебу никто не отменял, и отправились спать.

 

* * *

Утро после Самайна началось с попыток поднять на Травологию хоть кого-нибудь. Трое встали, молодцы. Я вышла в коридор, и, только дойдя до умывальников, поняла, что же не так. В Школе было пусто, почти все спали. В одном из коридоров я наткнулась на Велеславу Ржезач, декана Хаффлпаффа, только что приехавшую в Хогвартс.

- Что это? – спросила профессор, обведя красноречивым жестом коридор.

- Так Самайн же был вчера.. Но мы к Вам сейчас придем на урок! – уверила я преподавателя и умчалась в башню.

На последнем в том семестре Зельеварении мы варили Зелье Смелости, хихикая, что у гриффиндорцев его содержание в крови и так зашкаливает. Вели занятие Астарта Принц и Северина Сен-Жермен, причем Астарта неожиданно ушла к слизеринскому столу, а мы остались со второй аспиранткой. Через полчаса гриффиндорцы, приняв зелье, по очереди вставали на стол и рассказывали, чего они не боятся. Обрадовав всех, что я не боюсь темноты и профессора Снейпа, я спустилась на пол, и радостно наблюдала, как Ленор говорит улыбающейся Сен-Жермен о том, что не боится большую белую змею.

Вечером мы с Кэсс сидели на скамье у Большого Зала. Глядя куда-то перед собой, кузина ровным и спокойным тоном рассказывала о том, чем для нее обернулся Самайн. А я просто представила себе Кассиопею в том лесу наедине с умирающей девушкой и ее убийцей. А потом себя на ее месте. Я смотрела на сжатые руки кузины – пальцы наверняка побелели, но за перчатками этого не видно, и думала о том, что же мы чуть не натворили. Какие разногласия стоили того, чтобы стать врагами?

Через некоторое время стали говорить, что Певерелл убила не Паркинсон, а Гермиона Грейнджер. В это я не поверила и не поверю. Такого просто не может быть.

В конце ноября Гриффиндор и Рейвенкло потеряли столько баллов, что могли попрощаться с надеждой на кубок Школы. Зато у нас на факультете появились две охотницы на вампиров. А вот на синем факультете была ужасная история с девушкой, скастовавшей Торменцио на однокурсницу, а потом покончившей с собой. Было больно, особенно при том, что Эра и Патриция дружили с той девушкой.


Tags: хС
Subscribe

  • Шалость удалась!

    Оригинал взят у meg_fyfield в Шалость удалась! 63 портрета. Целая жизнь в них. Смешные, корявые, глупые, непропорциональные, но я тогда…

  • (no subject)

    Я сознаю, что тема может быть неприятна, но не могу не высказаться. Пойду издалека: например, я собираюсь на игру, и какой-то блок правил плох…

  • Отчет по "15 лет спустя". Часть 2.

    Я это дописала! Вторая и последняя часть отчета по игре "Хогвартские сезоны. 15 лет спустя". Спасибо, всем кто делал игру и всем, кто на…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment