Карисса (karissa8n) wrote,
Карисса
karissa8n

Categories:

Отчет. Часть третья.

Часть 3. Май, невыполнимые задания и квиддич.

 

В сердце моем – война

Не на жизнь, а на смерть,

Не спасет броня, не поможет панцирь. (с)

 

 

Первое утро после Бельтайна началось с занятия по трансфигурации. На этот раз, говорила я себе, обязательно выполню невыполнимое задание, каким бы сложным оно не было. А еще в этом семестре я очень ждала эту лекцию, потому что прав был Кейси, когда сказал мне зимой в одной из каминных бесед: «Интерес к  трансфигурации настигает внезапно и цепляет всерьез». Я тогда радостно рассказывала ему о свеженайденных изящных нуль-трансфигурациях.

С невыполнимых заданий мы и начали. Мне на каникулах приходили в голову разные идеи на этот счет, от смешных до обидных, но отчего-то мне в тот день захотелось написать что-то милое и забавное. Кажется, я писала про пикси, которую надо было приручить так, чтобы она полюбила того, кто приручает, всей душой и не отходила от счастливчика ни на шаг. Между прочим, мне до сих пор жаль, что мистер Уайтхок, которому досталось мое задание, не нашел на него времени. На сей раз мы не сами вытягивали кусочки пергамента с заданиями, а профессор Фревин их раздавал. Получив из рук декана свое задание и прочитав его, я сникла. Задача и правда была совсем невыполнимой. Практически до самого конца семестра я так и этак прикидывала, как бы это сделать, но получалась либо жуткое притягивание за уши формулировок, либо Больничное Крыло в качестве следующего этапа после удара об антиаппарационный барьер Хогвартса. Что такое эти барьеры я, слава Мерлину, знаю – как-то один из пожилых дальних родственников пытался по забывчивости аппарировать в Альбирео-кастл.

 

* * *

 

 Кому-то из близнецов Патил досталось задание «Напоить вином Моргану Кэмерсон». Не знаю кому, потому что выполняли они его вдвоем, но зато как они это делали! Я бы просто отправила бутылку вина с совой, правда не факт, что она бы выпила. Я вообще не сильна в физиологии вампиров и не уверена, могут ли они пить вино. Пани с Панду легких путей не искали и решили напоить Моргану лично, но где-нибудь в людном месте. Я застала эту эпопею на чтении письма, в котором вампирша приглашала Патилов в дом на холме. Примерно на том же месте это застал старший курс. В принципе, я их прекрасно понимаю. После распределения на Гриффиндор, на каникулах я очень много читала о своем факультете, расспрашивала родственников и знакомых. Действительно, я узнала очень много о том, что происходило на Гриффиндоре в разное время. Те, кто этой весной закончил Школу, видели такое, что не каждый выдержит. У них на глазах гибли друзья. Это мы поступили в Хогвартс в мирное время, а они-то нет.

Поэтому я достаточно спокойно отнеслась к действиям старших, решив, что в конце концов они разберутся, поговорят с Панни и Панду и все выяснится. Впрочем, в то, что близнецы воспользуются приглашением, мне не верилось. Вмешалась в происходящее я тогда, когда гриффиндорскую башню начали сотрясать удары. Брат с сестрой ломились в дверь, запертую на Коллопортус Максима. В тот момент меня волновал абсолютно не некий конфликт «старшие-младшие», а то, что нельзя так обращаться с факультетской башней. Сначала я попыталась уговорить Патилов прекратить стучать в стены, не помогло. Ладно, значит будем по-плохому. Я аккуратненько связала обоих Инкарцеро, после чего просто отбивала щитами то, что в меня пытались накастовать связанными руками, и слушала крики о том, какая я плохая. На вопли пришел профессор Уизли, я и Панни рассказали ему, что произошло, изложив обе точки зрения. Профессор спросил у меня, понимаю ли я, что кастовать боевые чары в коридоре – плохо. Я ответила, что прекрасно понимаю. Профессор удовлетворенно кивнул, а я задумалась, что же такое мне надо выкинуть, чтобы с меня хоть раз за время обучения сняли баллы. Поскольку старший курс уже куда-то исчез и ни старост, ни декана не было, разбор полетов оставили до вечера.

 

* * *

 

Буквально через несколько минут должен был начаться квиддич, но вот странно – я не видела, чтобы наша команда собиралась, переодевалась, да и самих игроков-то видно не было. Вдруг в гостиную вихрем влетела Леонелла. Оказалось, что решением Кэролайн, капитана квиддичной команды, Гриффиндор в этом матче участвовать не будет – нелетная погода. Однако все остальные факультеты играть собирались.

- Если мы сейчас соберем команду, то возможно нам удастся уговорить судью переиграть матч со Слизерином. А то они там уже сыграли с пустыми воротами.

В гостиной нас было пятеро, причем большая часть в квиддич вообще никогда не играла. Нужно было набрать восемь человек и вот-прямо-сейчас оказаться на поле.

- Слушайте, я совершенно не представляю, как играть, правил не знаю и вообще.. А, ладно, я сейчас, только переоденусь! – я помчалась в спальню. Мерлин, ведь Кэсс же играла в квиддич на каникулах, надо было хоть чуть-чуть с ней потренироваться.. Да что уж теперь, будем схватывать на лету, во всех смыслах этого слова. Чего только не сделаешь ради чести факультета.

Когда мы пришли на поле, Рейвенкло и Хаффлпафф доигрывали свой матч, похоже барсуки вели в счете. Леонелла уговаривала профессора Будстоуна, который традиционно судил квиддич, не засчитывать техническое поражение Гриффиндору и позволить переиграть со Слизерином. Змейки вроде были не против. Кто-то привел Панду с отработки, и правильно – роль охотника для него. Из Больничного Крыла выдернули Йокуса, обрадовав тем, что он будет вратарем. Подошла Кэролайн, посмотрела на все это и убежала переодеваться. Кролик быстро рассказывал нам правила. Я собиралась играть загонщиком, и слабо представляла, как же буду это делать. Все, что я помнила с прошлого семестра и из рассказов родственников – то, что у загонщиков две основные тактики: нападение и выбивание игроков другой команды, или блокирование одного из загонщиков-противников и создание ему всяческих помех. Для начала лучшей мне показалась вторая. Кто в команде Слизерина загонщики, я не знала, ну да ладно, разберемся.

Предыдущий матч закончился победой Хаффлпаффа, огорченный Кейси отдал мне биту. Команды построились в линию, и тут случилось нечто необычное – директор вышел на поле и пожал руки гриффиндорцам. Свой жест он потом объяснил нам в гостиной, что ж, было неожиданно и приятно, боевого настроя добавило. Будстоун скомандовал начало матча, четырнадцать игроков взмыли в воздух. Сначала я оставалась в резерве, но через некоторое время Лейт показала, что ей нужна замена. Собственно тут-то я и перестала нервничать, не до того стало. Из слизеринских загонщиков я сначала в качестве жертвы выбрала Руквуда, но его блокировать было сложно – разница в габаритах. Поэтому я переключилась на Штефанеско, мешая ей по мере сил. Несколько раз мне даже удалось завладеть бладжером и выбить кого-то из слизеринцев. Потом к нам подлетела Кэсс и включилась в нашу веселую игру, пытаясь отбить у меня свою загонщицу. За счетом следить не было никакой возможности, поэтому его я узнала, только когда меня сменили. Слизерин вел, и вел серьезно. А когда выпустили снитч, то его практически сразу поймал слизеринский ловец. Так мы с Рейвенкло оказались в полном пролете, но хотя бы не с техническим поражением.

 

* * *

 

Еще на квиддиче директор оповестил, что ровно в девять придет в нашу гостиную, и хотел бы видеть там весь Гриффиндор. Причины были понятны – во-первых, квиддич; во-вторых, профессор Уизли конечно же поставил главу Школы в известность, о том, чему был свидетелем в этот день. Быстро приведя себя в порядок после игры, мы пришли в гостиную. Там уже собрались все неиграющие гриффиндорцы, профессор Ржезач, как заместитель директора, и господин декан. Профессор Фревин ничего не говорил до прихода директора, но многообещающе постукивал палочкой по столу.

Профессор Мортимер пришел вместе с фениксом, и присутствие Фоукса скрашивало все те неприятные вещи, что хотел нам сказать директор. Разговор действительно получился… не очень радостным.

- И я надеюсь, профессор Фревин, что вы серьезно поговорите со своим факультетом, - сказал директор напоследок.

- Конечно поговорю, - декан подождал, пока за Мортимером и Ржезач закроется дверь и устало провел рукой по глазам.

В этот момент мне захотелось провалиться сквозь землю, оказаться за тридевять земель от факультетской гостиной, двадцать четыре часа подряд слушать речи директора о Гриффиндоре, только бы не узнать сейчас от профессора Фревина, как мы его расстроили своими идиотскими поступками.

- Так…Сейчас мы с вами поиграем в одну игру – до полуночи я буду злым деканом. Может быть, это пойдет на пользу.

Следующий час мы учились слушать не перебивая и говорить только тогда, когда профессор спросит. К счастью, оказалось, что декан, конечно, не то чтобы в восторге от факультета, но и моральными уродами нас не считает. Благодаря тому, что все друг друга выслушали, в гостиной наконец-таки воцарился мир.

 

* * *

 

Поздно вечером Джинджер вспомнила, что хотела поучаствовать в астрологической игре. Я напросилась с ней, и мы отправились с визитом в башню Рейвенкло.

Моя бабушка по отцовской линии – художник, и однажды она рассказывала мне о магловской науке, которая изучает влияние цвета на эмоции человека. Она говорила, что, например, красный цвет обостряет все чувства и может сделать человека агрессивным. А синий – наоборот успокаивает. Пожалуй, именно это мы почувствовали на себе. После алого пламени гриффиндорской гостиной мы окунулись в прохладу всех оттенков синего и голубого на Рейвенкло. Селена завалила Джинджер книгами по астрологии, а я просто наблюдала за тем, как младший курс изобретает новое зелье. Потом пришедшим старшекурсникам понадобилась помощь с трансфигурационными свитками для борьбы с нежитью, они просто не успевали их писать. Я нарезала пергамент и взялась за дело. Заглянувший слизеринский староста удивленно спросил, что мы делаем не на своем факультете после отбоя.

- Читаем, - ответила я, прикрыв свитки книгой, отчего-то мне не хотелось посвящать слизеринца в то, что я на самом деле делаю. Потом я поняла двусмысленность ответа и уточнила: – В смысле, читаем учебную литературу.

- А, ну да, тут хорошая библиотека…. – староста закрыл дверь с другой стороны.

Я пожала плечами и вернулась к своему занятию. Джинджер тоже принялась за трансфигурацию. Через полчаса куча свитков была готова, а у нас отваливались руки.

На Гриффиндоре царил мир и покой, периодически звучала лютня, кто-то читал, кто-то писал эссе. Ночью к нам пришла Велеслава Ржезач и позвала на заключительную часть ритуала по возвращению единорогов. В темноте мы пошли к теплицам, поход был экстремальным еще и потому, что профессор Люпин в ту же ночь не успел вовремя выпить аконит и бегал теперь где-то по Хогвартсу в виде дикого оборотня. Найденные слезы Хельги Хаффлпафф мерцали во мраке, хор голосов пел «Mirabilis Futurum». На наших глазах происходило удивительное волшебство.

Tags: ХС
Subscribe

  • Шалость удалась!

    Оригинал взят у meg_fyfield в Шалость удалась! 63 портрета. Целая жизнь в них. Смешные, корявые, глупые, непропорциональные, но я тогда…

  • (no subject)

    Я сознаю, что тема может быть неприятна, но не могу не высказаться. Пойду издалека: например, я собираюсь на игру, и какой-то блок правил плох…

  • Отчет по "15 лет спустя". Часть 2.

    Я это дописала! Вторая и последняя часть отчета по игре "Хогвартские сезоны. 15 лет спустя". Спасибо, всем кто делал игру и всем, кто на…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments